суббота, 3 января 2015 г.

Кто владеет российскими банками?


Собеседники: Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество и Артём Войтенков - Познавательное ТВ
Дмитрий Еньков: Всех приветствую наших зрителей. Сегодня подведём небольшие, может быть, итоги и заодно поговорим о том, что произошло буквально за последнее время в свете того о чём мы говорили в наших предыдущих выпусках. Произошли интересные два события у нас в России Евгений Алексеевич Фёдоров подал запрос в прокуратору на действия Центрального Банка, который прекратил в какой-то период валютные интервенции, о которых мы рассказывали в предыдущих выпусках, называя это просто выбрасыванием долларов и золотовалютных резервов.
И по этому поводу у Евгения Алексеевича были претензии к ЦБ. Это новость от 1 декабря, причём шестичасовая. С 6 часов вечера там даже выделено у меня, подчёркнуто красным.
А на следующий день, 2 декабря, новость от пол пятого утра, на Украине против главы Нацбанка Украины завели уголовное дело. А суть обвинения сводится к тому, что Нацбанк Украины проводил валютные интервенции.
- То есть у нас ЦБ прекратил валютные интервенции, что насторожило Евгения Алексеевича.
RoboForex
- На Украине ЦБ проводил валютные интервенции. А в результате Украина теряла по 19 копеек с каждого купленного доллара – государству был нанесён убыток.
Предлагаю нашим слушателям, зрителям подумать над тем, какой же из двух банков поступал правильно: который проводил валютные интервенции, или который их прекратил? Как мы видим в обоих случаях против обоих банков были заведены уголовные дела.
А мы перейдём к более свежим новостям к нашим и поговорим о том, что у нас происходит после того как произошли некие потрясения рынка. Эти потрясения, конечно, не могли не отразиться на финансовых организациях в первую очередь. Один из крупных банков, который входит в топ-30, - банк "Траст" явно не выдержал этих потрясений. Новость вчерашнего дня на момент нашей съёмки, что совет директоров Банка России, то есть Центробанка, назначил санацию в банке "Траст", и санацией будет заниматься корпорация "Открытие", у неё тоже есть банк.
Банк "Траст" - один из крупных банков, кстати, интересно, что на эту новость отреагировал Александр Лебедев. А Александр Лебедев это тоже банкир, которого упоминает Валентин Юрьевич Катасонов в своих выступлениях, он ссылается на его лекции. Я рекомендую тоже зрителям посмотреть, где он рассказывает, как действуют и банки и ЦБ, как через банки с помощью ЦБ выводятся деньги (по версии Александра Лебедева) напрямую за рубеж, фактически, путём как раз, как он называет "дырявливания" этих банков. Он интересно отреагировал, в твиттере пишет: "Круто! Сколько же вынесли из этого банка,млрд.90 руб? Это крепкое второе место после Бородина, Пугачев слегка отстал...Браво, надзор ЦБ!". (Бородин – это банк Москвы) То есть проморгали, пришлось вводить санацию. Хотя санация это всё-таки лучше, чем если бы банк просто лопнул, и там бы были очереди из вкладчиков и так далее. А так банк вроде бы на плаву, просто туда приходит временная администрация, она продолжает работать и так далее.
Я об этом банке знаю не понаслышке, поэтому в двух словах хотел как раз рассказать, что же там происходит. И вообще давайте посмотрим, что это за банк такой "Траст", который в топ-10 входит Российских банков и вдруг ему понадобилась вот эта санация.
Начнём с того, что банк "Траст" - это в недавнем совершенно прошлом банк "Менатеп". "Менатеп" - тот самый, который возглавлял наш беглый нынче, проживающий за рубежом, бывший олигарх Михаил Борисович Ходорковский. Его активы нефтяные через фирму, если кто-то помнит, "Байкал Финанс Групп", офис которой так и не нашли в своё время. Она купила акции нефтяных активов, принадлежащих Ходорковскому, и перепродала их Роснефти. А у него остался этот банк, который стал называться "Трастом", и именно сейчас мы наблюдаем, как последние активы бывшего "Менатепа" переходят к корпорации "Открытие".
На корпорацию "Открытие" сейчас не будем отвлекаться, а посмотрим, что же это за банк "Траст", на его состав совета директоров. Вот совет директоров, можно посмотреть, я специально даже обвёл в кружки лица, которые имеют непосредственное отношение к акционерам этого банка. То есть, есть просто совет директоров, а есть люди, которые представляют из себя именно акционеров, то есть людей, владеющих большим количеством акций. Вот схема, сейчас банки обязаны печатать эти схемы, кто имеет влияние на бизнес банка, их просто обязали это делать.
Здесь жёлтые кружки – это те же самые кружки, что на совете директоров, чтобы было понятно, а красным подчёркнуты фирмы, через которые эти аукционеры номинальные, держатели акций, владеют пакетом банка. И выясняется, я подчеркнул специально, что все компании, которые владеют практически 100% банка "Траст", они все находятся, перечислю: Кипр, Британские и Виргинские острова, остров Мен, Сейшелы - самые известные наши оффшорные зоны. Фактически банк "Траст", практически почти на 100%, он где-то там управляется из оффшоров. Хотя нам говорят, что формально в конце всех цепочек стоят те же самые товарищи, но на самом деле стоять там может кто угодно.
С этой схемой разбираться надо так.
Берём банк "Траст", вот он в самом низу находится. Выше мы видим, как тут распределены акции - 1,53% – это прочие аукционеры.
Артём Войтенков: Прочие - 1,53%, понятно.
Дмитрий Еньков: 1,53 всего лишь, не известно кто это - может это и русские, жители России, поэтому мы не можем отнести их к однозначно каким-то иностранным. Сам Юров, он там есть на картинке, следующий - 3,97%. Потом управляющая компания "Траст" - "УК" "Траст, ей принадлежит 82-86%. Всё, что мы видим над этой управляющей компанией "Траст", выше, оно упирается как раз в эти Кипры, Британские острова, остров Мен, Сейшелы и так далее.
Если мы в самом низу этой таблички ещё правее переместимся, тут ещё есть 1,62% акций, 8,8% акций, 1,22% акций, в сумме - чуть больше 10%. Но над ними опять мы видим: Кипр, Сейшелы, Британские и Виргинские острова сплошные. То есть все держатели акций, в конце концов они стекаются к этим трём физическим лицам Юров, Фетисов, Беляев, но управление происходит через оффшорные компании. На самом деле получается, что только 1,53% прочих акционеров и 3,97%-4 самого Юрова, то есть 5% с небольшим, которые мы можем с уверенностью сказать, что они хотя бы российские.
Когда мы говорим, что санируют банк "Траст" (вывод какой короткий), получается, что санируется банк, принадлежащий почти на 95% неким оффшорным компаниям. Кто там, в оффшорах? Формально нам пишут, что 100% принадлежит нашим физическим лицам, но на самом деле, ещё раз говорю, - подставить можно вместо них кого угодно. Об этом Евгений Алексеевич часто рассказывает, что номинально нам могут картинку показать кого угодно, а на самом деле могут быть совершенно другие люди.
Что интересно, с недавнего времени, здесь в правой колоночке вверху написано - Пьотр Пьека (Piotr Pieka), он тоже есть, обведён, написано Великобритания…
Артём Войтенков: Член совета директоров.
Дмитрий Еньков: Да. Вот ему, если мы вниз посмотрим, принадлежит 8,8%, то есть больше в 2 раза почти, чем мы могли предположить, что принадлежит кому-то из русских здесь в России. То есть Юров и прочие аукционеры формально - это в 2 раза меньше, чем один товарищ, который из Великобритании. То есть получается, что когда сейчас санирует банк "Траст", это рушится не банковская система России, а это рушится некий интересный банк Михаила Борисовича Ходорковского в недалёком прошлом, который, оказывается, на 95% принадлежит оффшорным компаниям.
Артём Войтенков: Там же на нём написано - " Национальный банк "Траст" (National bank Trust), вывески. Вот вопрос: слово "национальный", глядя на это можно подумать, что он какой-то российский.
Дмитрий Еньков: Ну, вот это вопрос: чей он национальный?
Alpari
Артём Войтенков: Да, действительно, какой национальности?
Дмитрий Еньков: Да. Потому что здесь мы видим и Кипр, и Британские. В основном, конечно, все эти оффшоры это Британские, и сам британец, который 8,8% акций владеет. Вероятно это какой-то национальный английский, англосаксонский, как это сейчас принято говорить, банк.
Здесь, кстати, есть ещё один товарищ интересный, я его отдельно обвёл с левой стороны - Озкан Батубай (Batubay Ozkan). Ему принадлежит небольшой пакет акций. Но если посмотреть кто это такой, оказывается, этот человек совершенно не простой. Я в двух словах прочитаю его биографию: родился он в 1975 году в Бельгии, образование получил в Стамбуле, это по имени видно, что кто-то из родителей у него был турок. Причём среднее и высшее образование получил в Стамбуле в колледже имени Роберта, среднее и высшее образование. То ли это колледж такой, который даёт одновременно и такое и такое образование. Потом он уехал в США, изучал экономику в колледже Гамильтона, в Гарвардской школе бизнеса учился – магистр экономики, и работал с ценными бумагами в банке Goldman Sachs в Нью-Йорке.
Артём Войтенков: Понятно.
Дмитрий Еньков: Но это ещё не совсем понятно, потому что на сегодняшний день, а эта новость от 2014 года, является главой департамента торговых операций на рынке России и стран СНГ Deutsche Bank – немецкого. То есть он смотрит, как бы за всем рынком СНГ, бывшем СССР.
Отучившись в США, человека присылают сюда, и через немецкий банк он надзирает над всем рынком ценных бумаг в бывшем СССР. Страны СНГ – это и есть бывший СССР. И мало того, он ещё и небольшой акционер у таких вот банков. Такой серый кардинал, такой присмотрщик, чтобы правильно торговали ценными бумагами видимо, раз он занимался на рынке ценных бумаг.
Это чтобы люди правильно понимали, что происходит. Кажется, что банки рушатся, а на самом деле, когда смотришь какие банки и почему они рушатся, выясняется, что там очень интересный такой… Вот эти все люди больше уже не акционеры - после санации туда входит корпорация "Открытие", она правда до 2020 станет полноправным владельцем, но она уже фактически занимается управлением, они уже никакого отношения к бизнесу не имеют.
Но после схемы банка "Траст" интересно показать один хотя бы один другой банк сравнить. А самое интересное это "Банк Россия", где даже Владимир Владимирович Путин открыл счёт, потому что это банк, который отказался от всех международных операций, чтобы его не могли прижать как-то на рынке.
И вот точно такая же есть схема по "Банку Россия". Красным кружком я обвёл то, что какие-то подозрения вызывает. Но суммарные кружки, которые надо вот здесь вокруг России читать: три красных кружка, вызывающие подозрение какое-то, потому что у них есть какие-то непонятные компании, но они суммарно 9%, 5,82% и 5,3%, то есть суммарно - это до 20% акций. Всё остальное - это полностью российские владельцы, они находятся внутри России.
Артём Войтенков: Это у тебя синим обведено я так понимаю?
Дмитрий Еньков: Да. Все остальные синенькие кружки – это то, что стопроцентно.
Артём Войтенков: А здесь нет такого акционера, как в банке "Траст". Здесь самый большой – это "УК "Траст", которая владеет 82,86%.
Дмитрий Еньков: Нет, здесь есть такой владелец, с левой стороны, как раз напротив там написано 39%.
Артём Войтенков: Так это меньше половины.
Дмитрий Еньков: Меньше, да, но большой пакет. Большой пакет у Юрия Ковальчука и у его супруги, суммарно у них почти 42% находится. Но, во всяком случае, это русские товарищи, тут никаких промежуточных кипрских, сейшельских, и остров Мейн-ских корпораций нет. Они владеют, мы просто читаем конкретные фамилии конкретных людей. Есть Газпром, кстати говоря, то есть банк, которому можно доверять в том смысле, что его вот так невозможно диктовать ему что-то из-за рубежа, поэтому он и не боится особенно санкций.
Ещё одна новость, которая буквально вчерашнего дня, что компания VISA и Master, которые весной и летом грозились Россию отключить, - они отключили Россию, но правда в её части крымской. Действительно убрали от расчёта всё. Люди, которые живут в Крыму достав обычную карту, они не могут совершить платёж, потому что там VISA и Master следом, вроде бы два конкурента. Казалось бы, если, допустим, VISA первая вчера заявила, что она отказалась, - Master взял бы и рынок под себя подмял. Так же должны капиталисты действовать?
Артём Войтенков: Да.
Дмитрий Еньков: Нет, Master тоже сказал: "И я тоже". Почему? Не понятно. Какие конкретно у бизнесменов из компаний VISA и Master Card, (Master они сейчас называются), претензии к рынку, я думаю, что никаких вообще нет. Просто никаких претензий. Какие у них могут быть претензии?
Артём Войтенков: Штаб-квартира в США.
Дмитрий Еньков: Что у них штаб-квартира и о том, что они вместе, синхронно отказались, причём в один день. Я ещё что-то мог подумать, что если бы там VISA отказалась хотя бы неделю назад, а Master ещё как бы. Нет, они прямо с разницей просто, одним пока, видимо, корреспондент позвонил что-то записал, потом другим, вот эти новости так с промежутком в час, полтора вышли друг за другом.
Это о чём говорит? О том, что России, конечно, нужно быстрее создавать свою систему, такую же, как "Банк Россия", которому все международные дела ни по чём. Он работает внутри России, у него нет укази с той стороны, потому что нет акционеров сторонних.
Так же нужно создавать собственную платёжную систему, о чём давно уже, кстати, говорят. Собственно, до конца этого года, она должна была быть создана. И вот радостная новость, я зашёл на сайт, и каждый зритель может зайти на сайт набрав в поисковике что-то типа, "ПРО" русскими буквами и цифру "100", то есть это звучит "ПРОСТО": "ПРО" и "100". Так называется вот эта карточка, тоже можно посмотреть, она уже есть. Универсальная электронная карта – так называется наша российская платёжная система. Там висит ролик, ему всего лишь на сегодняшний день две недели этому ролику, у него просмотров меньше сотни, по-моему. Но они уже начали работать - это наша российская платёжная система. То есть те, кто переживают, что у нас люди в Крыму не смогут получить, а они уже, естественно, часть России, перешли на рубли, - нет.
У нас создана своя платёжная система, она работает по всей России, в неё входит двадцать банков уже на сегодняшний день, среди которых Сбербанк и "Банк Россия", кстати. Но там не только Сбербанк, два крупных банка, то есть это нормально уже работающая система, с ней в России вы проблем вообще не будете испытывать. Пока, правда, только в России, с оговоркой. Но не так уж у нас много людей куда-то выезжают. Даже те, кто выезжают, они в основном всё равно пользуются банкоматами и банками на территории Российской Федерации. Выехав за границу, в конце концов, можно взять наличные какие-то деньги. Я думаю, в следующем году и эта уже проблема решится, возможно с помощью наших китайских товарищей и так далее.
Такие положительные новости к концу года накопились.
Хотел давно, чтобы люди посмотрели на одном экране, увидели вот эту вот вещь: где была бы Конституция Российской Федерации статья 75-ая о ЦБ, где в пункте 2 написано, что основная функция Центрального Банка – "защита и обеспечение устойчивости рубля". И закон о ЦБ, вот я специально их на одну страницу свёл.
А в законе написано, что целью деятельности Центрального Банка являются:
- Защита и обеспечение устойчивости (как это и в конституции написано).
- Развитие и укрепление банковской системы.
- Обеспечение стабильности и развития национальной платёжной системы, о чём мы только что поговорили. Надо сказать, что ЦБ реализовал эту свою функцию, свою одну из целей - платёжная система у нас появилась.
Артём Войтенков: Вопрос: её ЦБ сделал или кто-то другой?
Дмитрий Еньков: Вот эта система ПРО100 сделана на базе именно Сбербанковской карты ПРО100, она так и называется, и универсальной электронной карты. Формально, ЦБ просто взял и скоординировал вот эту деятельность Сбербанка, и вот этой универсальной электронной карты. Как бы сделано. Я бы сказал так, что на момент отключения Master и VISA, платёжная система должна уже была, конечно, функционировать на полную мощь, и даже иметь зарубежные выходы. Люди должны были ездить за границу и тоже спокойно расплачиваться - вот этого не сделано сейчас. Но, во всяком случае, она есть, как бы там ни было. Может быть, с запозданием, но систему сделали.
Развитие финансового рынка Российской Федерации, обеспечение стабильности финансового рынка - об одном и том же все эти пункты примерно.
И ещё один пункт здесь же, в статье третьей закона о ЦБ написано, что получение прибыли не является целью деятельности Банка России. Что я считаю, положительный, кстати, момент. Значит, вы заинтересованы должны быть не в прибыли, а в том, чтобы система у нас работала стабильно.
Артём Войтенков: А как может главный банк получать какую-то прибыль, если он выпускает рубль? То есть, какие вообще мысли о прибыли тут могут быть? Ты выпускаешь деньги для страны, для оборота экономического. При чём здесь прибыль?
Дмитрий Еньков: Да, я не люблю иностранные слова вот эти, дурацкие, и поэтому, когда говорят сеньораж, меня, аж, пробивает дрожь. На самом деле, конечно, вот это эмитирование денег, выпуск денег, то, о чём ты сейчас сказал, это и есть главный заработок. Представляешь, мы сейчас на листе напишем "Сто рублей". И вот этот лист бумаги отдадим кому-то за сто рублей. А он стоит сколько: бумага, плюс напечатать на ней. Вот это главная прибыль ЦБ, вот этот сеньораж идёт, очень большой. Кстати, Путин последовательно заставляет ЦБ эти деньги перечислять в доход государства. Вот, на сегодняшний день, а это совершенно недавно стало, буквально два, или даже год, как ЦБ 75% прибыли с этого сеньоража перечисляет в доход государства. До этого было пятьдесят, ещё раньше двадцать пять. То есть, там прибыль-то неплохая. Ещё раз говорю, это разница между… А пятитысячную банкноту сколько раз можно напечатать? Это сеньораж дикий просто получается. То есть, прибыль там есть. Но им написали хотя бы это, что ребята, вообще-то вы, как бы, не должны прибылью заниматься. Ваша задача - обеспечение стабильности.
Вернёмся к началу. А кто же прав-то был из двух ЦБ: наш, или украинский?
- Тот, который продолжал валютные интервенции?
- Или тот, кто их прекратил?
Кто же прав-то? Вот интересно, что сейчас зрители за эти десять, пятнадцать минут для себя решили. А ответ-то, вот какой.
На самом деле, когда прописывали конституцию и закон о ЦБ, не могли же (мы об этом уже как-то говорили) СШАнцы вот эти прописать так, чтобы у нас всё чётко, как часы работало, и Россия развивалась. Если мы знаем, что писали законы нам они, и конституцию. То есть, суть-то в чём? Что бы ни делали банки центральные, да и не центральные, у них не получится всё равно, сделать так, чтобы экономика росла, а вот как у них написано "защита и обеспечение устойчивости рубля" они могли в полной мере осуществлять. Не прописали им это в законах: что нужно делать на самом деле, чтобы рубль не падал, чтобы экономика росла.
Артём Войтенков: Это просто сама схема какая-то, с изъяном.
Дмитрий Еньков: Да, может быть, сейчас, перед Новым Годом не будем углубляться в подробности, скажем так. Что даже само разделение Министерства экономического развития и финансов, и Центробанка, это уже плохо. Это как единый организм.
Артём Войтенков: Так это и был в Советском Союзе единый организм.
Дмитрий Еньков: Если у человека рак начался, то, вот придёшь к парикмахеру, постригите. Постригут, вроде там красиво, а у него опухоль растёт, он погибает на глазах, он загибается. То есть, невозможно стрижкой, или тем, что он горло прополощет, вылечить внутреннее какое-то заболевание. Так и здесь. Это единый организм. Поэтому, даже если ЦБ будет стараться за что-то бороться, обеспечивать эту защиту устойчивости, у него не будет получаться в отрыве от министерства соответствующего, во-первых.
OneClickMoney
А во-вторых, вот эти общие слова об "обеспечении устойчивости", они на самом деле ничего не значат. Ещё раз говорю, что есть же конкретные способы. Давайте мы введём, как мы с тобой тоже это уже обсуждали, паритет, например. Как вариант, что было в СССР - паритет доллара и рубля. Кстати, мы говорили о том, что тогда у нас в СССР была государственная собственность. Поэтому, СССР мог себе позволить это. Но вторая-то сторона медали - а в Америке-то не была государственная собственность, но она же соглашалась на этот паритет, и торговлю с нами вела именно по тому курсу, который мы устанавливали. Значит, возможно? Возможно. И сейчас, когда у нас не государственная собственность.
Это как бы один из вариантов, когда не нужно следить за рынком, выбрасывать на него валюту из закромов Родины, или наоборот, скупать срочно. Просто, курс установлен? Установлен. Все на него согласны? Согласны. Значит, предприятия, которые хотят что-то продавать, или покупать, они идут по этой цене покупают. Не надо ничего поддерживать, этот курс. Он сам пересчитывается.
Есть интересные паритеты - можно пересчитать, по затратам электроэнергии, например. Есть много на самом деле. По золоту даже пересчитать. Просто посмотреть, сколько золота, именно чистого золота, не валюты, а сколько золота. Потому что, Россия сейчас очень активно скупает, это интересный момент, мы сейчас закупаем столько золота, что ого-го - мы вышли на второе место после Китая. И это очень приятно. То есть, если нам кто-то собирается устраивать кризис на ближайшие, как Путин сказал, максимум на два года эта ситуация продлится, то на эти два года у нас должно хватить, по идее, запасов.
Возвращаясь к закону о ЦБ, конечно, надо менять само законодательство, и конституцию, а не пытаться какими-то мерами, которые ЦБ пытается предпринять, вырулить из этой ситуации. Потому что не прописано в законе тех меркоторые реально выведут, поднимут нашу экономику на другой уровень. Поэтому, мы и бьёмся за то, чтобы изменять конституцию, и, конечно, закон о ЦБ надо переписывать.
Артём Войтенков: Закон о ЦБ и конституцию надо переписывать, потому что, Центробанк, он вообще в каком-то странном положении находится. Что бы он ни делал, или чего бы он не делал, - всё плохо.
- Если он поддерживает курс рубля, он тратит золотовалютные резервы.
- Если он не поддерживает, тогда рубль падает.
А это всё происходит из-за вот этого совершенно, я считаю, глупейшего… Ну как глупейшего? Он совершенно не нужен для нашей страны, механизм вот этого курса рубля, который считается от торгов на валютной бирже, от того, что кто-то там сколько-то продал, а кто-то сколько-то купил. Вообще, какое это отношение имеет?
Дмитрий Еньков: К экономике.
Артём Войтенков: К жизни, да, к производству? Никакого.
Дмитрий Еньков: Если туда спекулянты вышли в какой-то момент, а мы об этом подробно рассказывали даже схемы, как можно безумный спрос организовать на доллар. Спекулянты захотят что-то сделать, это обычно к нам, к обычным людям не имеет никакого отношения. Мы как работали, наши фирмы, компании, как работали, так и работают, и вдруг курс вырос сам по себе. Это, естественно, чистой воды спекуляция. Надо их просто на корню, что называется, прекращать.
Про ЦБ я хотел сказать, немножечко его действия объяснить, потому что, идут такие как бы нападки на действия ЦБ, что вот, он не справляется. Действительно, не справляется потому, почему мы сегодня обсуждали. Но, вот эта вот высокая ставка, ключевая, которая сейчас семнадцать процентов составляет, к чему она? Чтобы просто люди понимали. К чему эта мера была назначена? Действительно, кредитный рынок, он умер. Это на себе уже даже заёмщики почувствовали. Многие, наверное, получали СМС-ки, что мы вам закрываем лимит кредитный, мы перестали выдавать ипотеку, мы перестали автокредиты давать. Конечно, при таких ставках, да и людям по таким ставкам кредиты не нужны.
Но, с другой стороны, если у нас из банков действительно люди стали деньги забирать - паника лёгкая началась, люди пошли забирать деньги. Доллар растёт, значит, надо просто деньги снимать, покупать хотя бы телевизор, холодильник, чего успеют, сколько денег там у кого оставалось. А в результате, банки, выдавая вот эту всю наличность, стали сталкиваться с дефицитом этой самой наличности. А это как раз шаг к краху банка.
И вот этим вот поднятием ставки ключевой, что сделал ЦБ?
Да, с одной стороны, он убил рынок кредитования - никто это не отрицает.
Но с другой стороны, мы как-то уже обсуждали это подробно, что ключевая ставка, она привязана как раз к ставке по кредиту и ставке по депозитам.
MoneyMan
А как она к ставке по депозитам, я напомню, привязанаЧерез налоговый кодекс, там статья как раз о налоге на доходы физических лиц, в частности, о налогах со ставки по депозитам, которые превышают на пять процентных пунктов ставку рефинансирования. Сегодня семнадцать ставка, пять процентных пунктов, это значит, семнадцать плюс пять, двадцать два. Вот сегодня, максимальный депозит, сказал ЦБ, может составлять двадцать два процента. И банки резко подняли ставки по депозитам. Вот что сделал ЦБ - он дал банкам поднять ставки по вкладам, чтобы люди не забирали деньги. А я могу сказать по своим знакомым, и по себе, что мы просто пошли и переложили вклады.
Артём Войтенков: Под более высокие проценты?
Дмитрий Еньков: Под девять, под десять. Ну, когда тебе банк предлагает, крупные банки, восемнадцать, девятнадцать, двадцать, люди вдруг остановились, вот эта волна, которая бежала, и банки действительно бы рухнули, а тебе раз, говорят: "Конечно, можешь забрать, но вот тебе двадцать два". Двадцать один вот сейчас проценты реальные есть. Это не страшно. Это не МММ-овские проценты. Это нормальные проценты, которые разрешает ЦБ. Это не подпадает под налогообложение. Другое дело, что как банк будет отрабатывать эти деньги. Но, объясню. Хитрость в том, что банки вот эти процентные ставки установили на короткие сроки, на короткие вклады - до трёх месяцев. То есть, лишь бы ситуацию вот эту переждать. Видимо есть надежда, что в течение трёх месяцев что-то случится. Я не знаю, плохое, или хорошее, банкам-то главное продержаться вот этот вот период. Я хочу сказать, что как бы там ни было, а год подходит к концу с довольно позитивным настроем.
Артём Войтенков: Ничего себе, позитивным, рубль рухнул на столько, а у тебя позитивный настрой.
Дмитрий Еньков: Не всё так плохо.
Артём Войтенков: С одной стороны, не всё так плохо, но с другой стороны, вот это вот падение рубля устроил тот же самый Центробанк, и задрал ставку. То есть, это двоякий инструмент. С одной стороны, он гробит чего-то, а с другой стороны, он чего-то улучшает. Но, всё равно, как бы инициатором вот этого всего нынешнего падения был Центробанк, который перестал поддерживать рубль.
Дмитрий Еньков: Да. Это был, естественно Центробанк. И он так и будет в этих качелях находиться, как мы видим по "Банку России", Нацбанку Украины, у которого точно такие же проблемы. Точно так падает, только не рубль, а гривна, он там что-то пытается сделать, и на оба банка в результате подают в суд, или в прокуратуру заявление. И это так эти качели и будут продолжаться, так эти наши банки бедные будут метаться от одного к другому, из одной в другую крайности, пока мы не скажем им, что, ребята, нам просто нужно стабильное развитие в стране, нам нужно, чтобы вы вкладывали деньги в экономику не на две недели, как мы с тобой смотрели по таблице, один день, неделя, две недели. Нужны кредиты на тридцать лет, на двадцать лет под какие-то минимальные совершенно ставки, и даже, мы уже об этом говорили, под отрицательные процентные ставки. Потому что, у нас в России, чтобы мы просто были конкурентными с какими-нибудь испанцами, итальянцами, - они снега не видели.
Я вот тут на улице встретил недавно, из Мьянмы двух студентов.
Говорю: "Вы, наверное, первый раз здесь снег увидели?"
Они говорят: "Да".
Они у меня спросили, как в метро пройти, на ломаном русском, я думал, что это вьетнамцы.
Говорю: "Вы откуда?"
- "Из Мьянмы" Учатся в МГТУ имени Баумана, что приятно.
Говорю: "А потом чем будете заниматься?"
- "А потом вернёмся, будем промышленность у себя поднимать".
То есть, у людей настрой такой. Не как у нас, уехать из этой рашки, в Лондоне отучиться, там работать. Они понимают, что у них нет хорошего образования. Они едут в Россию, чтобы поучиться, но потом вернуться на Родину, и поднимать свою собственную страну.
Я говорю: "А почему вы в Китай не поехали?"
- "А потому что, здесь китайцы сами учатся у вас, в России".
Это ещё одна хорошая новость, что у нас опять не всё так плохо.
Артём Войтенков: Образование у нас до сих пор одно из самых лучших. Наверное, самое лучшее, пока ещё. Техническое.
Е заем
Дмитрий Еньков: Несмотря на то, что его… Да, так что, есть у нас положительные всё-таки, новости. И есть, главное, положительные тенденции. И если мы ещё в следующем году, в начале, может быть, в начале следующего года нам удастся ЦБ всё-таки поменять, как мы и хотим: конституцию, закон о ЦБ, провести референдум. Надеюсь, что это будет всё-таки, не на каких-то там, скажем так, тревожных событиях, когда уже никакого выхода не останется, а это мы сможем сделать в более-менее стабильной обстановке, и выйдем из этой ситуации. Как всегда, Россия, собственно, и выходила, и побеждала. Я думаю, что мы в очередной раз победим.
Артём Войтенков: Ладно, хорошо Дмитрий, спасибо за такой рассказ. Я кстати, про вот эту систему ПРО100 даже и не знал. Первый раз от тебя услышал, а она уже, оказывается, работает. И честно говоря, возможно стоит на неё перейти. В связи с первым ударом по Крыму вот этих MasterCard. Слушай, а что будет? Вот у меня есть карточка, например, системы VISA, того же Сбербанка. Я приду в банкомат, засуну её, а мне скажут: "Мы тебе ничего не дадим". Да?
Дмитрий Еньков: В Крыму. Крым отключили.
Артём Войтенков: В Крыму. Но, это может произойти и в России. Они же грозятся уже долго это сделать.
Дмитрий Еньков: Запросто. Это как вот такой первый звоночек.
Артём Войтенков: Карта, это просто ключ к счёту. То есть, деньги на счету остаются, если у нас, например, VISA и MasterCard отключают. Мы просто идём тогда в Сбербанк, и перевыпускаем карту, не VISA, а вот эта ПРО100, и дальше пользуешься своими деньгами. Так получается?
Дмитрий Еньков: Значит, карта, действительно, это просто ключ к счёту. И мы к этому счёту можем выпустить и другую карточку именно вот этой системы. Если там уже, в тех двадцати банках, список можете на сайте посмотреть, вот этой ПРО100 системы, если у вас счёт там открыт, то вы просто можете завести эту карту, чтобы, даже если VISA и MasterCard вдруг отключатся, у вас всегда всё будет продолжать работать. Вы в банкоматах, а у нас почти все банкоматы в России, во всяком случае, если весь Сбербанк в этой системе, то…
Артём Войтенков: Сбербанк, это основная часть.
Дмитрий Еньков: Да, что уже проблем нет с этой системой. Может быть, надо конечно, поработать в направлении зарубежных платежей. И тут шаги следующие будут, как один из вариантов, через Китай. У китайцев есть своя система, но они начали её строить не то, что раньше нас, а активнее нас. Они вышли на более широкий рынок. И кстати, ничего сложного нет, просто подключиться к китайской системе, и тоже, автоматически, сразу получить доступ к банкоматам по всему миру, к большой его части. Я хотел вот ещё что добавить. Вот эта ситуация с Визой, и Мастером показывает, насколько, на самом деле, даже вот эти банки, которых кажется у нас девятьсот в России, и каждый банк сам по себе…
Артём Войтенков: Их же закрывают по три каждый месяц.
Дмитрий Еньков: Пока они ещё держатся. Если по три в месяц, то девятьсот ещё хватит, да, на наш век хватит. Так вот, кажется, что каждый банк такой самостоятельный, он ведёт какую-то политику, он сам кредиты выдаёт, сам депозиты привлекает, какую-то рекламу. А оказывается, вдруг где-то там, на том конце Земли кто-то сказал: "Раз, я вот это, выключил, и вы там не сможете". И вот этот банк, куда мы ходили, такой гарант надёжности и стабильности, вдруг выясняется, всё, он не может в Крыму платежи проводить. Вроде бы большой, мощный банк, не обязательно, кстати, Сбербанк, у нас много, ВТБ. А всё - они ничего не могут, оказывается, сделать, просто потому, что некая, даже не банковская организация, просто какая-то платёжная структура, та, которая деньги где-то как-то переводит, она какой-то рубильник выключила. И вот эти наши здоровенные банки-монстры, выясняется, что они беспомощные вдруг оказываются, с нашей точки зрения. Мы не можем ни оплатить ничего. Всё, карточка, как кусок пластика, который можно выкинуть, и бежать просто в банк, снимать деньги, потом ходить по магазинам.
То есть, вот это вот показывает всю нашу зависимость от этих самых, как принято называть, американцев. Вот перехватим, свой ЦБ сделаем, будет хорошо уже нам, своя платёжная система - замечательно. Мы каждый раз, как спруту какому-то, обрезаем вот так щупальца, и всё свободнее, свободнее нам становится дышать.
Вот нужно ещё, чтобы мы своей экономике помогли, потому что у ЦБ такой перекос:
- С одной стороны он сейчас сумел удержать вкладчиков, от того, чтобы они бежали деньги из банков забирать.
- А с другой стороны - кредитование-то встало. А без кредитования предприятиям тяжело.
Нужен следующий шаг, ребята. Если сказали А, то говорите Б - давайте дешёвые долгосрочные кредиты, вот, что сейчас нужно нам в первую очередь. И дальше мы уже будем ЦБ всё-таки превращать в структуру, которая будет работать на нашу страну.
Артём Войтенков: Спасибо за рассказ. Тогда посмотрим, что будет в следующем году
Дмитрий Еньков: До встречи, и с наступающим Новым Годом.
Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина
Редакция: Наталья Ризаева

0 коммент.:

Отправить комментарий